«Это не собаки живут у меня, это я живу у собак»

Анна Бахошко
Трогательная история о маленькой женщине с большим сердцем

Валентина Андреевна проснулась в четыре утра: пора топить печь и готовить завтрак для питомцев. Да и дети опять скандалят, надо мирить. Дети — это 39 собак с незавидной судьбой: кого-то, наигравшись, предали бывшие хозяева, кто-то угодил в лапы живодеров. Все они обрели новый дом и веру в людей благодаря Юрию Константиновичу и его супруге Валентине Андреевне. А потом во главе стаи осталась она одна — сухонькая, но удивительно бодрая 70-летняя женщина. Впрочем, быть слабой она себе позволить не может: на ее хрупких плечах лежит ответственность за целый приют.

39 собак, кошка, 2 кота и одна мизерная пенсия

О миниатюрной старушке с большим сердцем мне рассказали смоленские волонтеры. Молодые люди организовали панк-рок концерт Good Friends Fest , чтобы собрать средства на еще один месяц сколько-нибудь сытой жизни для собак и их хозяйки поневоле.

В воскресенье, 31 марта, мы поехали в гости к бабушке и ее питомцам. Извилистые улочки, перемежающиеся с бездорожьем, привели нас в садовое товарищество «Аналитприбор» в районе ТЭЦ-2. Я сразу поняла, что мы добрались до пункта назначения: из-за разваливающегося забора на меня смотрели внимательные глаза скромно одетой старушки и ухоженных собак.

«Вон как собаки заволновались, хвостами завиляли! Это они думали, что Дедушка приехал... Уже год, как умер, а они все ждут», — встретила нас Валентина Андреевна.

Приют создал супруг пенсионерки около 13 лет назад. Начиналось все с голодного бездомного барбоса, мимо которого Юрий Константинович просто не смог пройти. Со временем количество бродяжек, запавших в сердце пенсионера, увеличилось, и Дедушка, как его называет Валентина Андреевна, решил собрать их у себя на даче в импровизированном приюте. Так за 12 лет второй шанс получили около двух сотен преданных хозяевами животных.

Дедушка собирался жить до 103 лет, как его отец, но в 2014 году здоровье подвело, и ему стала активно помогать супруга, до этого боявшаяся собак, как огня. А летом прошлого года хозяин приюта умер, оставив ей в наследство семь десятков спасенных животных, участок в 6 соток и старый дачный дом, который явно планирует «побег» с фундамента и успешно идет к поставленной цели.

Валентина Андреевна и Юрий Константинович познакомились, когда им было всего 15 и 17 лет. Уже тогда молодые поняли, что проведут вместе всю жизнь. Так и вышло: незадолго до смерти Дедушки супруги отметили 50-летие брака. И сейчас, даже спустя год после расставания, Валентина Андреевна не может говорить о любимом муже без слез — она до сих пор не привыкла жить без него. Во многом из-за этого старушка окончательно победила свой страх — или убедила себя в этом — и, несмотря на два инфаркта, продолжила дело Юрия Константиновича: так она чувствует с ним связь.

Содержать такую ораву собак одной женщине оказалось не под силу, и она перестала пополнять приют, лишь иногда подкармливая случайно приблудившихся бродяжек — как же мимо них, голодных, пройти? Но одно исключение сделать все же пришлось:

«У садистов вот забрала троих недавно. Они их морили голодом. Было вообще одиннадцать, но спасти смогла только троих», — с сожалением вспоминает пенсионерка.

Со временем животных стало в два раза меньше: некоторые умерли от старости, а некоторые обрели новых хозяев. Сейчас у бабушки осталось 39 собак, кошка, 2 кота, одна мизерная пенсия, которая полностью уходит на питание животных, и скромная надежда на помощь неравнодушных людей.

У меня быта нет

Справиться с одиночеством и обрушившейся ответственностью Валентине Андреевне помогают ее любимицы Сара и Фрося — они самые старые в приюте.

«Вы представляете, они ведь сестрички, из одного помета, и у обеих такая страшная судьба. Их хозяйка отдала в разные семьи. Фросю очень быстро выкинули на улицу, она тогда только родила и вместе со щенками зимовала под кустом. Хорошо, что моя знакомая нашла ее, а то Фросенька умерла бы. Часть щенков тогда уже мертвыми были, только парочку спасли.

А Сару, сестру Фроси, отдали в семью для девочки Насти с психическим расстройством. Только ее потом в Дрюцк в психдиспансер отправили, а собаку — на улицу. Сара хозяйку свою все искала. И нашла! А местные решили собаку усыпить, чтобы она больше к Насте не пыталась пробраться. Но мы успели Сару спасти...», — вспоминает пенсионерка.

Она помнит истории почти всех питомцев, но рассказывать их некогда, нужно за собаками следить: стоит хозяйке отвлечься, как животные сбегают из разваливающихся вольеров и такого же дома к своим хвостатым соседям, а этого допускать никак нельзя:

«Собаки все сыты, привиты — на это все деньги и уходят. Поэтому я сама меньше 10 стерилизовала только, и сейчас двоих собак на средства волонтеров стерилизовать еще будут. Но ведь их вон сколько, а щенков я уже не прокормлю».

Денег Валентине Андреевне не хватает не только для собак, но и для себя. В среднем на еду для животных ежемесячно уходит 14-15 тысяч рублей, то есть вся пенсия. В феврале после закупки корма старушка осталась с 32 рублями в кармане на бесконечные полтора месяца — из-за распутицы никто не мог пробраться к приюту и принести ее кровные. Спасали только запасы хлеба и чувство ответственности за живность. Из-за него же женщина перевела самых старых и больных зверей из развалившихся вольеров в дом — в ущерб собственному быту, который можно назвать таковым разве что с натяжкой.

«У меня и в доме собаки живут. Он все равно на слом только, никакой ремонт не поможет — съезжает с фундамента все время. Мы ведь и не собирались тут жить — он просто для собак, чтоб приезжать, кормить, ухаживать. А видите, как все вышло. Посуду вот храню в отработавших свое холодильниках, вещи там же, и все на улице. У меня и спального места толком нет, ночую, можно сказать, у собак».

Показательно, что, когда мы с волонтерами спросили Валентину Андреевну о нуждах, она даже не вспомнила о своем катастрофическом положении — ее волнует только судьба питомцев. Бабушка стесняется обращаться за помощью к кому-либо, но ради приюта она рискнула перешагнуть через гордость и попросить у неравнодушных людей деньги на продукты, новые вольеры и забор, ведь она в ответе за тех, кого приручила.

Если вы хотите помочь Валентине Андреевне и её питомцам: банковская карта прикреплена к номеру телефона: 8 (915) 637-68-61.

Дело о махинациях Алока в смоленском медуниверситете хотят развалить?

Игорь Владимиров

Подозреваемому в мошенничестве одиозному индийскому предпринимателю-благотворителю никак не решаются предъявить обвинение.
Дело по подозрению в мошенничестве «лучшего друга» СГМУ Аерона Алока продвигается ни шатко, ни валко. Между тем новые свидетели подтверждают позицию потерпевшего смоленского предпринимателя Игоря Н., которого индиец, судя по всему, попытался «поставить на бабки». Однако полиция на данном этапе не слишком торопится вывести интернационального олигарха на чистую воду и направить дело в суд для рассмотрения по существу. За все то врем

...

«Пожалуетесь еще раз – занесем в черный список»: смоленские врачи обвиняли пациентку в симуляции смертельной болезни

Анастасия Бодрая

Пока женщина не умерла с адской болью.
Головные боли и перепады давления для 64-летней *Ирины были делом обычным. Оно и понятно — возраст. Однако однажды здоровье начало подводить её основательно. Дочь помогала по хозяйству, когда пожилая женщина упала в обморок прямо во дворе собственного дома. Поначалу родные не слишком обеспокоились, списав всё на уже привычные перепады давления, но к вечеру Ирине стало намного хуже. А ночью перепуганная дочь дрожащими руками набрала номер скорой.

...
КОММЕНТАРИЙ ДНЯ

Шашлычники,путешественники, гулены.Детей на улице полно.Маскок нет,а если есть,то только для понта.Странно было ожидать,что более чем из 700 человек под наблюдением дома и более 50-и в стационаре не будет зараженных.

Илья Муромцев
Новости партнеров


наверх